"Ребята, не бросайте меня. Ради детей, у меня их двое". Не всегда лучше гор, могут быт только горы. Судьба группы номер 93

Это из ряда вон выходящая история. Не только по количеству жертв, но и по количеству халатности, грубых ошибок и просто человеческой жестокости.

В 70-е года в СССР был самый пик расцвета туризма. Границы тогда были закрыты. Но людям всегда хотелось приключений и путешествий. Под песни Высоцкого люди отправлялись в походы, в леса, горы.

Дикий и опасный туризм начал приобретать цивилизованные черты. Появились официальные маршруты, отмеченные тропы, по которым ходят гиды и водят туристов. Туризм становится общедоступным, и в походы начинают ходить не только прокачанные туристы, но и обычные люди, не связанные с туризмом.

Тридцатый всесоюзный маршрут по-другому называют “Через горы к морю”. Он стартует от поселка Хаджох и заканчивается в Дагомысе.

Маршрут этот считался несложным, ведь по нему ходили даже детские группы. Более того, он очень людный. Вытоптанные тропы, обустроенные лагеря, большое количество турбаз - в общем все условия для отдыха простого населения.

Ввиду того, что по этому маршруту ходило много людей, популярностью среди профессионалов он не пользовался. Как ни крути, маршрут все-таки идет через горы. А горы не любят, когда с ними не считаются.

Группа, о которой пойдет речь, получила порядковый номер 93.

В группу вошли 53 человека.

По правде говоря, это очень большая группа, которая требует хорошей организации и высокой квалификации гидов. Компания подобралась самая разношерстная. Здесь были люди из всех уголков Советского Союза. Путевки в этот самый поход выдавали даже на предприятиях.

Люди ехали отдохнуть, поесть еду, приготовленную на костре, выпить под звуки гитары у костра. В большинстве своем, это были люди, очень далекие от туризма. У многих это был первый туристический опыт.

Начиналось все прекрасно. Группу на пять дней поселили на турбазу под руководством опытного гида Алексея Агеева. Он водил группу на небольшие и короткие тренировочные походы и готовил к предстоящему большому походу.

Однако, по сведениям очевидцев, кроме того, что они гуляли по окрестностям, многие в группе активно выпивали. Нельзя их упрекнуть, как было сказано выше, большинство этих людей были далеки от туризма и приехали только ради тусовки.

Именно в первые пять дней сформировались некоторые группы по интересам. Это и понятно. 53 незнакомых человека не могут быстро подружиться и общаться между собой. Поэтому группа поделилась по интересам.

Дальше началась череда роковых ошибок. Алексей Агеев, побыв с группой и, скажем так, “потренировав” их, уезжает на свою основную работу. Он учитель, начался новый учебный год.

По маршруту, которому они должны были вести большую группу, превышающую полсотни человек, Алексей и Ольга шли лишь второй раз. Многие участники группы были их намного старше, следовательно, ни о каком авторитете речи вообще не шло. Но гидов не хватало, пришлось поставить тех, кто был.

Утром 9-го сентября 1975 года туристы, получив продукты питания на турбазе “Кавказ”, вышли на основной маршрут: турбаза “Кавказ” - приют “Тепляк” - приют “Фишт” - приют “Бабук-аул” - приют “Салох-аул” - поселок Дагомыс.

Разделив туристов на две группы, Алексей и Ольга решили двигаться по-новому варианту маршрута, предложенному в том же году. Гузерипль - долина реки Белой - приют “Тепляк”- восточный альпийский склон горы Гузерипль.

Группа прошла этот маршрут четко по-плану и встала на запланированную ночевку. Костер, праздничный ужин первого дня, песни под гитару. И, по свидетельству очевидцев, большое количество алкоголя.

Один из очевидцев событий Борис Колосов вспоминал: “В день перед переходом на "Фишт" они отмечали чей-то день рождения. Посидели хорошо. Никакой дисциплины. Инструктора спустили все на тормозах. Вечер. Ночь. Гулянка не утихает. Многие заснули только под утро. Состояние людей на следующий день - понятно какое. Глубокое похмелье, есть не хочется, тошнит. Кто-то даже похмелился. А впереди - крутой подъем, на протяжении нескольких километров”.

По-плану, группа должна была выйти ранним утром.

Разумеется, гиды не смогли поднять группу с рассветом и накормить. Тем самым утром они потеряли три часа, которые сыграли с ними трагедию. Погода с самого утра была скверная. Тучи, свинцовое небо.

Но, несмотря на погодные условия, гиды принимают решение выходить на маршрут. Позавтракав, группа выдвигается на сторону приюта Фишт. Переход был легкий. Обычно, туристы его проходили за час.

Но эта группа очень сильно растянулась. Многие ребята, само собой, совсем не были бодры после вчерашних посиделок. К тому же погода начала быстро портиться. Стало холодно и начался дождь. Дорога шла с набором высоты и камни были скользкие, что и без того замедляло движение не самой быстрой группы.

По словам очевидцев: “В воздухе запахло снегом”.

И действительно, спустя некоторое время, повалил снег, резко понизилась температура, поднялся ураганный ветер. И люди, которые приехали в теплый Кавказ и в бархатный сезон, не были готовы к таким погодным условиям. К тому же, туристы уже покинули зону леса, который более-менее закрывал от ветра, и вышли в альпийскую зону, где спрятаться было просто негде.

Видимость была практически нулевой. Группа была сильно растянута. Кто-то двигался вперед, кто-то искал убежище, кто-то истратив все силы, просто садился и замерзал.

Спустя много лет из воспоминаний Бориса Колосова: “Растянулись длинной цепочкой. Группа продолжала двигаться вдоль восточных склонов горы Гузерипль. Когда поднялась метель, и тропа уже не проглядывалась, группа остановилась. Видимость была нулевая, не более 2-3 метров. Ветер заглушал крики инструкторов, которые пытались собрать вместе 50 человек. В группе началась паника. За все время, проведенное вместе, люди не стали единой командой, а сдружились по несколько человек. И так: по трое, пятеро - они и пытались выжить”.

Приложив неимоверные усилия, гидам все-таки удается собрать группу, и они начали обсуждать, что им делать дальше. Причем они обсуждают это с членами туристической группы, у которых совершенно нет опыта и многие находятся в состоянии паники. И это посреди тропы, под ураганным ветром, под снежным бураном с замерзающими людьми.

Они не могли решить, идти им дальше до приюта "Фишт", переждать бурю в лесу или возвращаться в приют “Тепляк”. Сомнения внесли раздор в коллектив и возник конфликт.

Один из вариантов был вернуться обратно в лесную зону. Ведь они покинули ее совсем недавно. До леса было всего 300 метров.

Второй вариант - двигаться к "Фишту", вперед. Там тоже была лесная зона, но до этого нужно было пересечь ручей с “красочным” названием “Могильный”.

Спорили довольно долго. За это время некоторые члены группы, объединившись, начали делать то, что считали нужным.

В итоге, гиды решили вернуться обратно, но группа раскололась, и время было упущено.

В некоторых группках были крепкие ребята с военным прошлым. Эти ребята решают не возвращаться обратно, а пойти вперед, где до ближайшего леса оставалось 500 метров. Появились новые лидеры, более авторитетные, чем студенты-гиды. Часть туристов потянулась на этими новыми лидерами вверх по склону.

С гидами, на Пастуший балаган, который они недавно проходили, пошло всего 20 человек. В пурге туристы потеряли друг друга. Ураган глушил их голоса, ноги скользили по снегу. Казалось, цель была уже близка, когда в пропасть сорвался Семен Дужанский. Он чудом застрял на крохотном уступе, за ним была крутая, почти отполированная скала, а под ним глубокая бездна.

-Сеня! - крикнул ему его друг Николай Загорянский, - я сейчас.

-Не надо, Коля, - отозвался Дужанский, - засыплешь меня и свалишься сам. Когда устроитесь, кинь мне веревку.

-Хорошо, Сеня, - закричал Загорянский, - вот костер разведем и вытащим тебя, ты только продержись, Сень.

-Продержусь, - донеслось снизу, - не волнуйтесь, я продержусь.

Спуск отряда гидов занял полтора часа. В итоге эта часть группы добралась до Пастушьего балагана, где им на помощь пришли пастухи.

Одна из инструкторов, Ольга Ковалева, ослепла от снежной сечки. Второй инструктор, Алексей, отправился на поиски пропавших. Но ему удалось найти только троих.

У пастухов, которые оказались внутри балагана, была только одна пара сапог на двоих. Но они тоже отправились на поиски и привели еще несколько человек. Пастух, Острецов Виталий, привел в балаган двух девушек и попросил парней помочь вытащить еще одну девушку, которая потеряла сознание и лежала в глубокой балке. Однако, на его просьбу ни один парень не отреагировал.

Пастух, выбиваясь из сил, продолжал поиски и встретил под пихтой еще двух туристов, у которых уже не было сил дойти. Тогда он вернулся в балаган, и, почти силой вытолкал двух крепких парней, приказав им привести замерзающих в балаган. Парни пошли, постояли некоторое время на отдалении и вернулись обратно, сказав, что никого под пихтой не нашли.

Пастух продолжал поиски и нашел еще одну отколовшуюся группу туристов.

Из воспоминаний туристов: “Не терпелось скорее к теплу. Обмороженные, изможденные отстали. Острецов сдерживал группу, требуя оказать помощь отставшим. Его не слушали, рвались вперед.

-Ребята, не бросайте меня, - уже без сил, едва слышно прошептала Дина Неймон. Она совсем не могла двигаться. Изо рта шла пена. -Ради детей, у меня их двое.

Рядом были инженер Михаил Решкин и механик Валерий Соколов. И еще Владимир Третьяков, преподаватель одного из училищ. Именно он и сказал, -Дина, не бойся, мы тебя не оставим. Полежи немножко, мы скоро придем”.

Они лихо рванулись вперед. И не пришли. Добравшись до балагана, они залезли под одеяло и вскоре уснули.

Кроме Дины, на пути к балагану погибли еще трое. -Если бы мы всем помогали, было бы больше трупов, - заявит на следствии Соколов.

_________________

Что же было с теми ребятами, которые отделились и увели большую часть наверх. Лидерам, расколовшим группу, все-таки удалось добраться до лесной зоны и разжечь костер. У кого хватило сил пробиться к костру, тот и остался жив. Остальные, обессилевшие и потерявшие ориентировку в пурге, рассыпались по крутым склонам балки Могильный.

Долго до сидевших у теплого костра крепких парней доносились мольбы о помощи от умирающих вокруг людей. Так люди, устремившиеся на новыми лидерами, остались на склоне горы. Один на один с суровой стихией.

“Лидеры” провели ночь у костра. Утром, позавтракав, они как ни в чем не бывало, пошли на турбазу.

В группе из пятидесяти человек были не только негодяи.

Если Алик Старосельский отталкивал слабых от костра, Виталий Галушко обмороженными руками рубил сучья для этого же костра, и продрогший до костей, отдал девушкам свой спальный мешок. Когда Решкин, Соколов, Третьяков бросили Дину, ее и другую туристку Зою, тащил на себе рабочий Валерий Никитенков. Он выбился из сил, и Валерия сменил 17-летний повар из Днепропетровска Игорь Коляда. Он остался с ними до последней минуты.

Судьба туристов, которых пастух нашел под пихтой, сложилась так: Ими оказались Светлана Ветрякуш и Михаил Осипенко.

Светлана, твердо уверенная, что за ней придут, трое суток в одиночку боролась со стихией и выжила. Выжила надеждой и верой, что к ней кто-нибудь проберется. Насквозь промокшая, без теплых вещей, спичек, костра, продуктов она под огромной пихтой соорудила себе из веток и папоротника шалаш. Вокруг пихты, в глубоком снегу пробила тропу и все время двигалась, не давая себе замерзнуть.

В этой истории есть еще один факт. Группа, которая попала в бедствие, носила номер 93. На балагане пастухов их встретила группа номер 94, которая шла следом. В то время там уже собралась часть группы, потерпевшей бедствие. Но группа номер 94 развернулась и вернулась обратно на турбазу и даже не сообщила спасателям о туристах группы номер 93.

Спасательная операция началась поздно. Во-первых, им никто не сообщал о туристах. Во-вторых, их начали искать в совершенно другом месте. В-третьих, потерпевшие ждали спасателей больше трех дней, и многие просто не дождались спасателей и замерзли.

Потом начались страшные находки. По воспоминаниям одного из спасателей: “Лежит парень с гитарой. В маечке, штормовке и с улыбкой на лице. Другие примерно также. На всех легкая одежда. Когда начали осматривать рюкзаки, оказалось, что у каждого с собой и теплые носки, и свитера, и еды полно. А уж дров для костра - целый лес”.

Причина, по которой они погибли, нигде особо не указывалась. Практически все туристы были выпившие. Грелись водкой.

В итоге, из группы погиб 21 человек. Но многие травмировались и получили серьезные обморожения.

В СССР этой трагедии не придали огласки. В газете было всего несколько незначительных строк.

Потом был суд. Дали несколько лет директорам турбаз. Хотели дать срок метеорологу, за то, что он не предсказал этот ужасный шторм. Но оказалось, что у него не было соответствующего оборудования, и он не мог его предсказать.

Гиды Алексей и Ольга проходили по этому делу как свидетели. Так как они не были официальными гидами, и они в целом не могли вести эту группу. Соответственно, уголовной ответственности они не понесли.

А тех ребят, которые отталкивали замерзающих от костра не судили, сославшись на состояние аффекта.

Такая трагичная история. О простых людях, которые с пренебрежением отнеслись к горам, без осторожности отнеслись к погоде, халатно отнеслись к своей работе. Вследствие чего показали свое истинное лицо.

Дорогие подписчики и гости канала. Благодарю вас за внимание. Желаю вам всего самого хорошего. С любовью к вам.