Фальшивое следствие и искаженное правосудие: как подчиненные Колокольцева и Лебедева отмазали обидчика стариков

Организатор челябинской финансовой пирамиды ушел от наказанияУголовное дело об обмане сотен пенсионеров на десятки миллионов рублей с 2015 года не может дойти до логического завершения. Сотрудник финансовой пирамиды, на которого в один голос указывают потерпевшие, остается в статусе свидетеля. Чтобы спасти его от ответственности, полицейский следователь идет на фальсификации материалов, это подтверждает экспертиза, но нарушения отказываются замечать в СКР. Суд выносит приговор совершенно постороннему для обманутых заимодавцев человеку, но даже после того, как кассация отправляет дело на новое рассмотрение, надежд на справедливость у пострадавших пенсионеров не появляется. 

Челябинский адвокат Сергей Фисенко несколько лет пытается добиться справедливого наказания для сотрудника финансовой пирамиды КПК «Рост», который лично обманул сотни местных жителей, в том числе, отца юриста. Жертвами мошенничества, в основном, стали пожилые люди, многие из них, включая Бориса Фисенко, уже умерли, не дождавшись справедливости. По мнению адвоката, покрывают местного Мавроди сотрудники правоохранительных органов при поддержке надзора и судов. О том, как развивается дело финансовой пирамиды с ущербом свыше 20 млн рублейи какие нарушения удалось вскрыть, Сергей Фисенко рассказал редакции.

Пирамида без умысла

Деятельность в Челябинске КПК “Рост” начала в 2014 году, обещая вкладчикам фантастические проценты якобы от вложений их средств в сверхприбыльные проекты — от секретных разработок производства каучука до открытия в уральском городе двух казино. Но ставки не сыграли — уже в феврале 2015 финансовая пирамида прекратила выплаты. Пострадали сотни человек, большинство из которых — люди весьма преклонных лет. 

Уголовное дело следователь УМВД по Челябинску Павел Бобровский возбудил далеко не сразу и в отношении неустановленных лиц, хотя все потерпевшие однозначно указывали, что обманул их конкретный человек — руководитель челябинского подразделения КПК “Рост” Дмитрий Зайка.

Заявления пострадавших, что именно он заверял их в надежности вложений, гарантировал выплату процентов и самолично получал деньги, как и выявленный в ходе проверки факт, что эти средства Зайка не перечислял в КПК “Рост”, а клал на свой личный счет в “Альфа-Банке”, отклика у следователя Бобровского не нашли — Дмитрия Зайку к уголовной ответственности так и не привлекли. В качестве причины отказа в удовлетворении многочисленных ходатайств обманутых челябинцев следователь Бобровский заявлял, что последний не имел умысла на хищение денег. 

Вместо Зайки обвиняемым, а затем подсудимым и осужденным стал никогда не бывавший в Челябинске житель Казани Андрей Макаров. 24 сентября 2019 года судья Центрального суда Ирина Шершикова приговорила его к 3 годам колонии. Как рассказывал Сергей Фисенко, решение было оглашено в отсутствие самых активных потерпевших по делу. Между тем, в тексте приговора, который они получили лишь несколько месяцев спустя, Дмитрий Зайка упоминался 160 раз — но в контексте “не знал и не предполагал о преступном намерении Макарова”. 

Недоумение у собеседника редакции вызвала и квалификация преступления. Макаров был осужден по ст. 172.2 УК РФ (организация деятельности по привлечению денежных средств), которая была введена в действие в 2016 году. Между тем, деяния, за которые ему вынесли приговор, датируются 2014-2015 годами, то есть тогда, когда они в принципе не были уголовно наказуемыми.

Но апелляционная инстанция под председательством судьи Ирины Домокуровой не сочла эту нестыковку с законом, как и другие нарушения, допущенные следователем Бобровским, поводом для отмены решения. В июле 2020 определением Челябинского областного суда вынесенный Андрею Макарову приговор вступил в законную силу. При этом ему снизили срок наказания до 2 лет 11 месяцев.

Судить по-новому

Принципиально другую позицию занял Седьмой кассационный суд общей юрисдикции. В декабре 2020 коллегия судей под председательством Ильдара Мингазина отменила решения первой и второй инстанций и отправила дело Макарова в Центральный райсуд Челябинска на новое рассмотрение в ином составе.

В кассационной жалобе потерпевшие указывали на такие нарушения, как фальсификация следователем Бобровским копии постановления о возбуждении уголовного дела и протокола очной ставки, а также неоднократный отказ в предоставлении потерпевшим копий процессуальных документов, что затруднило им доступ к правосудию. Также в жалобе было указано на неправильную квалификацию преступления и на то, что Макаров мог быть привлечен к уголовной ответственности лишь в соучастии с Зайкой, а ссылки на неосведомленность последнего о преступной деятельности — необоснованны. 

“Указанные нарушения закона являются существенными, повлиявшими на исход дела, на юридическую оценку содеянного осужденным, исказившими саму суть правосудия и судебного решения как акта правосудия”, — сделал вывод кассационный суд. 





Фальшивое следствие и искаженное правосудие: как подчиненные Колокольцева и Лебедева отмазали обидчика стариков

В итоге дело о финансовой пирамиде “Рост” было передано на новое рассмотрение судье Центрального райсуда Челябинска Александру Табакову. Оно рассматривается уже почти полтора года, но, по оценке Сергея Фисенко, надежды на справедливое решение после замены судьи не появилось. 

Дожить до приговора

Первое, что говорит в пользу доводов собеседника редакции, это тот факт, что за все время нового судебного разбирательств на заседание не был вызван Дмитрий Зайка, который имеет по делу статус свидетеля, а по мнению потерпевших, должен стать обвиняемым.

Кроме того, судья Табаков, как и его предшественница Ирина Шершикова, предпочитает проводить заседания в отсутствие самых активных потерпевших. По словам Сергея Фисенко, их не уведомляют должным образом, а в материалы дела якобы подшивают сфальсифицированные телефонограммы об извещении участников процесса, причем даже уже покойных.

“Так, согласно ответу за подписью председателя Центрального суда, потерпевший Фисенко Б.Л., умерший 09.12.19 был извещен секретарём Барышниковой по телефону о судебном заседании на 28.01.21”, — рассказал адвокат.


Он отметил, что по жалобам потерпевших председатель Центрального суда Рамзия Лутфуллоева уже трижды рекомендовала судье Табакову «усилить контроль за соблюдением норм процессуального законодательства РФ». Еще одно заявление на имя Лутфуллоевой касалось ускорения рассмотрения уголовного дела.

“За это время, не дождавшись торжества Фемиды, кроме моего отца, умерло ещё несколько потерпевших. И у оставшихся в живых стариков шансы дожить, прямо сказать, невелики”, — заметил Сергей Фисенко. 


Вышеуказанное заявление было председателем суда удовлетворено, срок рассмотрения установлен до марта 2022 года. Тем не менее, о его окончании говорить не приходится. 

“По слухам (официально потерпевших Табаков не уведомляет), следующее судебное заседание назначено на 12 мая. То есть, взят надёжный курс на истечение сроков давности по уголовному делу”, — констатирует собеседник редакции.

Патовая ситуация

Отдельно Сергей Фисенко коснулся того факта, что судья Табаков, как и его предшественница, отказывается рассматривать ходатайства потерпевших, в частности, о проведении почерковедческой экспертизы по протоколу очной ставки между отцом адвоката Борисом Фисенко и Дмитрием Зайкой, который собеседник считает фальсифицированным. 

Заявление о проведении этой очной ставки было подано Боровскому еще в августе 2015 года. Как пояснил собеседник ПАСМИ, ее целью было прояснить вопрос покровительства финансовой пирамиде со стороны правоохранительных органов, о котором Дмитрий Зайка якобы заявил отцу Сергея Фисенко и еще нескольким заимодавцам вскоре после того, как КПК “Рост” прекратил выплаты.

“Зайка поведал, что пирамида работала под крышей городской полиции, его отмажут, и ему ничего не будет. А позднее стало ясно, что эти слова не были пустой бравадой: Зайку к ответственности не привлекали, а уголовное дело фактически не расследовалось”, — рассказал адвокат Фисенко. 


Павел Бобровский от проведения очной ставки отказался, его решение юрист обжаловал в прокуратуру, и надзорный орган признал постановление об отказе незаконным. Тем не менее, очная ставка проведена не была, что повлекло за собой проблемы с передачей дела Макарова в суд.

“Возник когнитивный диссонанс: очную ставку проводить было недопустимо, но и направить дело в суд без её проведения нельзя ввиду наличия постановления прокурора о незаконности отказа”, — пояснил Сергей Фисенко.


Вопрос этот, по мнению адвоката, сотрудник полиции якобы решил путем фальсификации протокола. Но возник ряд нестыковок. Во-первых, протокол был датирован 24 мая 2017 года, а в это время Борис Фисенко в Челябинске не проживал. Во-вторых, уже после этой даты Бобровский по телефону заявлял, что проведение очной ставки не планируется, и эти разговоры были

зафиксированы

собеседником редакции на диктофон. 

Сергей Фисенко за собственные деньги заказал почерковедческую экспертизу, и специалист экспертного бюро сделал вывод, что подписи его отца на протоколе подделаны.

«Подписи в количестве 17 штук, расположенные на 5 страницах протокола очной ставки, выполненные от имени Фисенко Бориса Лаврентьевича, датированном 24.05.2017 года, электрофотографическая копия которого представлена на исследование, выполнены не Фисенко Борисом Лаврентьевичем, а иным лицом», — говорится в заключении от 15 октября 2021 года.

Прокурор не указ

Собеседник редакции усмотрел в действиях следователя признаки состава преступления, предусмотренного ч.3 ст. 303 УК РФ, — фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком преступлении. Он обратился к недавно назначенному прокурору Челябинской области Карену Габриеляну, последний согласился с изложенными доводами и направил в Следственное управление СКР по Челябинской области требование о проведении доследственной проверки по факту фальсификации.

Проведение процессуальной проверки в отношении бывшего следователя Бобровского было поручено следователю Центрального отдела СК РФ по Челябинску Жанату Кудабаеву. В ходе нее Сергей Фисенко дал ему объяснения, предоставил копию заключения эксперта и записи телефонных разговоров, подтверждающие, что очная ставка не проводилась. Но в результате Кудабаев вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

В качестве обоснования своего решения Кудабаев указал;

«Заключение специалиста № 18-10/2021 от 15.10.21 не является достоверным доказательством, поскольку выводы специалиста сделаны без исследования оригинала документа»
“Что, в таком случае, помешало ему назначить экспертизу по оригиналу протокола из уголовного дела, Кудабаев пояснить не пожелал”, — заметил Сергей Фисенко. 


Впрочем, ответили на этот вопрос в Челябинской областной прокуратуре, куда адвокат обжаловал отказное постановление. В документе за подписью начальника отдела по надзору за процессуальной деятельностью в органах СКР Андрея Анохина указано:

«При осуществлении правосудия по уголовным делам судьи независимы, в связи с чем уголовное дело для проверки не может быть запрошено». 

Отмазка под присягой

Между тем, судья Табаков, узнав о встрече Сергея Фисенко с прокурором региона Габриеляном и проверке в отношении Бобровского, решил все-таки вызвать следователя в суд. На допросе под присягой полицейский заявил, что очная ставка им была действительно проведена, доказательством чего служит наличие её протокола в материалах дела, а специалист, проводивший почерковедческую экспертизу, просто ошибся.

“На мой вопрос касательно противоречия между его словами и содержанием записей телефонных разговоров с ним осени 2017-го, Бобровский ничего пояснить не смог. Но его показания полностью удовлетворили непритязательного судью Табакова”, — рассказал адвокат. 


А когда было отказано в возбуждении против Бобровского уголовного дела, судья Табаков, ссылаясь на постановление Кудабаева, отклонил ходатайство потерпевших о направлении материалов по полицейскому в следственный орган, поскольку проверка уже проведена и не дала результатов.

“Табаков это изложил устно, но официальное постановление об отказе в удовлетворении заявленного ходатайства до сих пор потерпевшим не направил, несмотря на их категоричные требования”, — заключил Сергей Фисенко.